Gregor (kpkc) wrote,
Gregor
kpkc

Category:

«ЧЁРНАЯ КНИГА» РУССКОГО РАЛЛИСТА. Избранные главы. Часть 3.

[...]

Судейство в автоспорте.



Иногда приходилось слышать, как раздраженные чем-то гонщики предлагали бойкотировать какую-нибудь гонку. Только было бы гораздо круче, если бы соревнование проигнорировали не участники, а спортивные судьи.

Никто не поставит отметок на КВ, не даст старт, не отсечет финиш, не заполнит протоколы и не вывесит результаты. Все движения спортсменов потеряют смысл. К счастью, это утопия, потому что спортивное судейство обеспечивается такими же энтузиастами, как и весь отечественный автоспорт в целом.

В судейство меня стал вовлекать Алекс Кузьмич, который сам был спортивным судьей и руководителем судейской бригады «Щелчок». Но, пока был цел автомобиль и продолжались активные выступления «в зачете», это не было главным занятием в спорте. Хотя именно в период 2004–2005 годов работал в судейской бригаде на кольцевом автодроме Мячково[1] и впервые поработал судьей на клубном ралли. Да еще на каком! На ралли «Московский Рубеж – Бородино»[2], первом и последнем зимнем ралли в Можайском районе Московской области! К тому же в редчайшем для ККР двухдневном формате.

В 2006 году встал вопрос о продолжении активного участия в раллийной жизни. Автомобиль для Р3К погиб, на боевые ралли не было средств, поэтому я выбрал судейство. Дело это знакомое, среди друзей, и главное – в самой гуще гонок. Любительские ралли, клубные гонки, Кубок и чемпионат России по ралли, чемпионаты по картингу, ралли ретро-автомобилей, конкурсы водительского мастерства – вот куда завел этот выбор!

Увлекательнее всего было раллийное судейство.

К месту соревнований и обратно мы чаще всего выезжали вместе с друзьями, коллегами-судьями, на нескольких автомобилях. В пути мы весело болтали по рации, поэтому дорога не казалась скучной. Обычаем стал заезд в Макдональдс, хотя за рамками судейства никто терпеть не мог это заведение. Практика езды колонной в любых условиях шлифовала водительское мастерство. Мы могли держать скорость и строй, прикрывая друг друга, и в московских пробках, и на пустынных шоссе, и на извилистых трассах СУ[3]. А при сложных обгонах на автобанах мы передавали друг другу информацию по радио. Стоит ли говорить, что скоростной режим мы нарушали везде, где только можно? Гонки судейских бригад – это еще один вид неформальных зачетов ралли[4].

Судьи первыми выезжают на трассу ралли, занимая свои места минимум за час до зачетных экипажей (на самом деле еще раньше). В боевых ралли судьи также работают на ознакомлении и на тестовом участке, если он есть. Двухдневный формат соревнования для судей обычен. Подъем в 5-6 утра[5] и возвращение на базу часов в 10 вечера, быстрые перестановки с точки на точку по трассе гонки[6], периоды ожидания и часы непростой работы, на ногах, в любую погоду – у судей на ралли свое расписание и свой маршрутный лист.

Судейские пункты в ралли бывают контактными, у которых экипажи останавливаются для подачи контрольной карты, и бесконтактными, мимо которых экипажи проезжают ходом. К первым относятся: контроль времени (КВ), старт допа, послефинишная отметка, некоторые Р3Кшные судейские пункты (например, ВКВ). Ко вторым: финишный створ допа, контроль прохождения (КП), Р3Кшные промежуточный финиш и совмещенный старт. У каждого судейского пункта есть своя специфика и свое удовольствие.

Моим любимым контактным судейским пунктом был старт допа. Дел здесь очень много. Экипажи стартуют раз в минуту, и за 60 секунд надо успеть: поставить экипаж на стартовую линию, взять контрольную карту у штурмана, посмотреть на часы, отметить протокол и контрольную карту, отдать штурману контрольную карту за 30 секунд до старта, вести голосом отсчет времени, дать «распальцовку»[7], проследить за стартом автомобиля и начать все сначала со следующим экипажем. Однако при определенной сноровке оказывается, что в одной минуте очень много времени! Многие мои знакомые, гостившие на гонках, делали для себя это открытие именно на старте допа. После выполнения главного остается от 10 до 20 секунд, в которые можно: передохнуть, сделать фотоснимок, осмотреть гоночный автомобиль со всех сторон – вдруг что-то капает или отрывается, угостить членов экипажа конфетками[8], а также перекинуться с ними парой фраз, что бывает очень важно для гонщиков, находящихся в напряжении. Тон у хорошего судьи всегда вежливый, при этом доброжелательный и радостный. Гонщики должны чувствовать себя в центре праздника.

А если на улице мороз или плохая погода, то можно попроситься на бесконтактный судейский пункт, например, на финиш допа. Здесь можно вообще не выходить из автомобиля, главное успевать записывать номер финишировавшего экипажа и показания хронометров[9].

Как-то раз работали на финише СУ «Корено» на осеннем ралли «Пено». Напарником у меня была девушка из команды питерских хронометристов[10]. Стояла прекрасная золотая осень. Несмотря на ночной заморозок, утром засияло солнце, и днем стало почти жарко. Тайга играла золотыми и багряными нарядами. Небо было ясным и голубым, того неповторимого оттенка, который бывает только осенью. Стояло полное безветрие, а невдалеке от нашей судейской машины виднелись туши коров, сложенные для приманки медведей[11].

У нас страшно болели головы, так как накануне мы бурно отметили встречу с друзьями на базе отдыха «Сокол», куда обычно заселяют судей и спасателей ралли «Пено». Окна в машине быстро запотели, как всегда бывает у похмельных экипажей. К счастью, это не мешало работать, так как монитор системы электронного финиша и рация были установлены в салоне. Поэтому все шло, как обычно. Боевые автомобили полным ходом пролетали мимо нас, разбрасывая камешки и поднимая тучи пыли, как вдруг раздался стук в запотевшее окно.

Это было настолько неожиданно, что мы здорово перепугались. Все нормальные люди здесь ездят на машинах, значит, пешком может ходить только кто-то страшный! Открыв дверь, я увидел человека в гоночном комбинезоне и в шлеме. В руках у него был кусок ступицы заднего колеса автомобиля.

– Здесь колесо не пролетало? – спросил человек.

– Не-ет, – ошеломленно ответил я, стараясь дышать в сторону.

Человек подозрительно посмотрел на нас, на кусты вокруг, молча перешел на другую сторону дороги и скрылся в пыльных зарослях. Мы недоумевали, что все это означает. Минут через десять этот человек возник из леса, радостно улыбаясь и таща в руках гоночное колесо. С колеса свисали клочки какого-то железа. Не глядя в нашу сторону, он пешком пошел куда-то в сторону финиша и через секунду пропал из виду.

Кто это был и куда он потом делся, мы так никогда и не узнали.

Зато в перерыве между секциями мы смогли как следует проспаться, пригревшись на солнышке. Мастерство не пропьешь, и проснулся я в ту же секунду, когда автомобиль главного судьи показался из леса, направляясь к нашему судейскому пункту.

Для комфорта в работе у меня всегда с собой был термос с чаем и небольшой сухой паек. И все судьи, кто работал со мной, знали об этом и с удовольствием пользовались. Судейский экипаж, как правило, состоит из двух человек. Иногда нам давали «помогальников» – помощников из местной молодежи[12]. Но очень часто я работал один – и потому, что справлялся самостоятельно, и потому, что не хватало людей. Оплата обычно тоже выдавалась на экипаж. В Р3К это было тысяча-полторы за день (а чаще всего – бесплатно), в боевых или ретро-ралли до 2500 рублей в день. Проживание на далеких гонках всегда за счет организатора, а в чемпионате, кроме того, судьям оплачивалось топливо. Оплату делили поровну между судьями одного экипажа, вычитая расходы на заправку. В тяжелом 2006 году судейство стало для меня, помимо всего прочего, и кое-какой подработкой.

Но не всегда работать судьей было приятно. Это связано с недостатками организации клубного ралли в то время, точнее – с недостаточным обеспечением безопасности НГС ККР. Слишком часто на перекрытые трассы выезжали посторонние транспортные средства, и гонку приходилось останавливать. Нередко разные люди лезли напролом, нарочно игнорируя все запреты. Судьи хорошо понимают, что это значит. Ведь гонщики не знают и не предполагают, что на их пути кто-то есть! Так что сцены, когда судьи буквально ложились под колеса наглым джипам, при полном попустительстве милиции, были не такими уж редкими. Это не только сильный стресс, но и большая помеха в работе. Только на Кубке и в чемпионате, где организация гонок намного выше, судьи могли не отвлекаться на несвойственные им занятия.

К счастью, недостатки не могли испортить праздник автоспорта. Собственно, на судействе я и узнал все те раллийные трассы, на которые через несколько лет вышел как пилот. Именно со времен судейства знаю и люблю Пено – как зимнее, так и осеннее. Не только Пено, вообще всякая поездка на судейство становилась праздником, намного лучшим, чем отдых на популярном курорте. Поездка на природу (а ралли всегда проводились в очень красивых местах), встреча и общение с друзьями, сувениры и гостинцы домой, и, конечно же – гонки во всех проявлениях. Да, на судействе никак нельзя было почувствовать себя в отрыве от ралли.

Р3Кшное судейство не было таким экстремальным. Да и сам этот вид ралли не связан с такими острыми вопросами, как боевые ралли. Чаще всего организаторы просили знакомых гонщиков помочь организовать «детям» хороший праздник. И гонщики откладывали в сторону графики выступлений, славу и регалии и становились простыми линейными судьями на любительских ралли.

Хотя без приключений не обходилось и здесь. Например, на одних из «Летних Каникул» (не помню точно, 2004 или 2005 года) местные жители – «аборигены» – украли судейские щиты и попытались скрыться. Но «Весельчак У» Андрей Плетенев с товарищами смело бросился на капот машины похитителей и отбил казенное имущество, за что был хвалим и почитаем организаторами и всеми раллистами. А когда воров спросили, зачем им щиты, ведь они нигде, кроме ралли, не нужны, те ответили, что поступают так каждый год.

На «Летних Каникулах – 2006» чуть не вышла драка организаторов с жителями деревни Измайлово, которые не хотели, чтобы у них ездили спортивные машины. Стихийный бунт удалось усмирить, и, к счастью, рядовые участники ничего не узнали.

«Ралли приводит автоспорт к вашему дому» – так звучит лозунг компании «Пежо». Вот она, популярность ралли у местных жителей в России.

В Р3К нет спецучастков, зато есть много разнообразных судейских пунктов в различных неожиданных точках маршрута. Поэтому формировать бригады не имеет смысла. Однако судьям приходится много раз менять место работы – «переставляться». В зависимости от трассы, расписания соревнования, логистической грамотности организатора, а также от точности судейского задания перестановки могут быть разными по сложности. Кому-то, например, требуется переместиться всего лишь на другую сторону дороги, и времени на это дается три часа. А кому-то требуется преодолеть 40 километров за 15 минут со средней скоростью 160 км/ч и при этом искать нужную точку по невразумительным ориентирам[13]. Хрестоматийным примером стал случай с Леонидом Форафонтовым. Три судейских экипажа не смогли найти место, обозначенное как «у толстого дерева». Дорога, около которой должно было быть это самое дерево, представляла собой аллею, обсаженную с обеих сторон старыми и одинаково толстыми липами. Леонид походил-походил, ткнул пальцем и изрек: «А это – самое толстое дерево!»

Стоит добавить, что где-то на судейском этапе моей водительской практики прорезалось «шестое чувство», столь необходимое как гонщику, так и просто грамотному шоферу. Например, едем как-то колонной (судить ралли «МАДИ» не то 2005, не то 2006 года). Зима, ясный погожий денек, на дорогах шикарный снег, ровное загородное шоссе, встречных никого – раздолье водителям! Я ехал с Машей Свешниковой на ее минивэне. Маша радостно давила на газ, в легком скольжении пролетая повороты, оставляя остальных далеко позади и нехотя сбрасывая скорость на прямых. Я, забавы ради, читал стенограмму: «Триста левый два! Двести правый четыре!», и так далее. Вдруг говорю: «А здесь не режь поворот, вдруг КамАЗ навстречу!». И точно – в этот же момент из-за горки навстречу выезжает КамАЗ...

Думаю, мистика здесь ни при чем. Просто богатый практический опыт выдает решение быстрее, чем успеваешь осознать причины. И судейство, давшее возможность со стороны изучить спортивное вождение и типичнее ошибки, немало этому способствовало.

Судейство в кольце совершенно не похоже на раллийное. Во-первых, это недалеко от Москвы: АДМ «Мячково», картодромы «Лидер» в Подольске или «Пилот» у метро «Медведково», автодром в Икше. Во-вторых, само соревнование проводится по другим правилам и на маленькой трассе, обозреваемой целиком. Здесь было необходимо пользоваться флажной сигнализацией, следить за соблюдением правил гонщиками, докладывать о нарушениях главному судье.

Очень быстро глаз начал разбираться в сутолоке гоночных машин на трассе. Буквально через пару гонок мы с друзьями привыкли считать круги, следить за лидерами и отстающими, замечать обгоны и нарушения правил, отслеживать «круговых»[14]. Несмотря на быстротечность эпизодов и на то, что машин на трассе мог быть десяток, навык давал возможность спокойно уследить за всем «полем битвы». Главный судья мог не вмешиваться в наши действия, так как мы сами успевали все делать правильно. Оставалось еще много времени, чтобы успеть насладиться красотой борьбы.

До этого я не очень понимал кольцевые гонки, но судейство открыло много нового и интересного в этом спорте. Соревнования перестали быть безликим мельканием машин по кругу. Оказалось очень захватывающим следить за острейшей борьбой на трассе, стратегией и тактикой спортсменов, отдельными гоночными эпизодами.

С тех пор я стал с большим интересом смотреть разнообразные кольцевые автогонки по телевизору. А благодаря тому, что я мог объяснить происходящее, в это занятие втянулась и моя мать. Через некоторое время она стала вполне квалифицированным автоспортивным зрителем.

Чаще всего мы работали по линии Алекса Кузьмича на соревнованиях по картингу. А в 2005 году я стал старшим судейской бригады на чемпионате SuperHonda. Это любительская картинговая серия. Мощность картов в ней была небольшой, от 9 до 14 лошадиных сил, как в прокате. Чаще всего это и были подержанные машины из проката. Пилоты были тоже вполне зрелыми людьми. В азарте борьбы они нередко применяли друг против друга запрещенные контактные приемы. Да и уровень пилотажа был не лучшим. Это все сильно контрастировало с другими картинговыми чемпионатами, например EasyCart, где мощность моторов доходила до 30 л/с[15], а пилоты были, в основном, детьми и подростками. За это я называл «СуперХонду» «клубным картингом» – про себя, конечно[16].

Совсем далекими от спорта были ралли ретро-автомобилей, которые проводились по максимально упрощенным правилам Р3К. Ведь целью этих ралли являлись не спортивные достижения, а возможность показать антикварные автомобили и хорошо провести время. И, поскольку владельцы старинных машин – как мы говорили, «ретрюки» – были людьми состоятельными, то на этих мероприятиях царило классовое расслоение общества. Судей не пускали в те или иные места, где могли находиться участники. Обсуждать с ними, как мы привыкли в ралли, тоже было нечего. Так что мы спокойно проводили время в своем обществе и не стремились «в свет». Зато это был нетяжелый заработок.

Но и здесь не обходилось без приключений. Например, как-то раз на тихом шоссе около Звенигорода Константина Мотовилова чуть не задавило колесо, оторвавшееся от грузовика ЗИЛ-130 с прицепом, который вез бетонные кольца. Колесо весело укатилось в лес как раз в том месте, где только что стоял Костя. А Косте оставалось благодарить судьбу за внезапное желание отойти на два шага в сторону.

Также для заработка ездил несколько раз на конкурсы водительского мастерства среди водителей автобусов Мосгортранса. Размах мероприятий, конечно, впечатлял. Несколько десятков участников на рейсовых автобусах должны были выполнять разнообразные «фигурки». В числе заданий были: «гараж», «стоянка», «остановка», «колея», «ворота», «снять-повесить кольцо», «круг» и некоторые другие. А судьи не только фиксировали факт выполнения, но и сразу же начисляли штрафные очки за нарушения.

Несколько раз работал инструктором на различных тест-драйвах, которые устраивали дилеры автомобильной техники. Но интереснее всего оказалось на конференции дальнобойщиков, когда директора фирм, солидные люди в возрасте, крутили «мальтийский крест»[17] на огромном седельном тягаче – азартно, с заносами и визгом шин[18]!

К сожалению, такие мероприятия проводились среди рабочей недели, поэтому я недолго на них работал. Затем мои финансовые дела пошли в гору и начались поездки в боевые ралли. Постепенно я оставил судейство совсем.

Тем не менее судейская подготовка мне сильно помогла. Хорошее знание правил проведения ралли весьма пригодилось в штурманстве. О знакомстве с трассами уже упоминал. До сих пор с закрытыми глазами могу показать, где обычно ставится тот или иной судейский пункт. Да и вообще знакомство с этой стороной ралли расширило кругозор, обогатило копилку знаний, которые находят применение не только в спорте.

С тех пор, когда иду пешком, всегда стараюсь держаться подальше от машин. Никогда не стою на краю тротуара и не выхожу на проезжую часть в ожидании автобуса или зеленого сигнала светофора. По мне лучше лишнюю минуту постоять, пока переход не станет безопасным, чем метаться среди мчащихся машин. При переходе всегда смотрю на приближающиеся автомобили, а не себе под нос. Чтобы разойтись с машиной в узком месте, например во дворе, предпочитаю отступить на газон или спрятаться за другими машинами, а не жаться впритирку.

Объяснение простое: столько раз видел, как убираются машины, еще мгновение назад казавшиеся такими устойчивыми и надежными. И вдруг совершенно внезапно многотонный монстр, кувыркаясь, летит в непредсказуемом направлении, не разбирая дороги, и горе всему, что окажется на его пути. Человеческая реакция не успевает за автомобильными скоростями. Поэтому спасти может только предусмотрительность. Плюс к этому – недоверие к неизвестному человеку за рулем. Хватит ли ему мастерства пролететь в такой близости, как вам хочется? Предпочитаю не проверять.

Отдельно хочу упомянуть людей, которые много лет отдали судейству в автоспорте, но, в отличие от гонщиков, совершенно не известны публике:

Анна Мухина («Нюша»)[19] с дочерью Полиной[20] и сыном Иваном, Павел Низкин[21], Маша Свешникова[22], Марина Попова[23], Маша Тарасова[24], Дима «Волк» и его подруга «Альфа»[25], Андрей Плетенев («Весельчак»), Всеволод Комаров[26]CeFFka»), Катя «Рыжая», «Ясный Сокол»[27], Андрей Цыганов, Костя Будько («Switch TX»)[28], Юля Голубева[29], Ольга Дунаевская[30], Алексей Поярков[31], Алла Захарина[32], Андрей Росин[33], Анита Яунсилс[34], Алиса и Аурина Селезневы, «Лексус» и «Таша», Евгений Литвиновский[35], Алексей Ершов[36], Михаил Подьяпольский («Подлый Польский»), Андрей Гусев, Дмитрий Куприянов, Таня Иванова («Бася»), Олег Шитиков, Леонид Медведев[37] и многие другие.

Специально не пишу здесь про организацию ралли, хотя занимался этим с Анитой Яунсилс и с Игорем Овсянниковым. Это настолько фундаментальная тема, что она заслуживает отдельного трактата.

[...]



[1] Еще на старой трассе, частично проходившей по взлетно-посадочной полосе аэродрома.

[2] 04–05 декабря 2004 г.

[3] Умение не утеряно до сих пор, и даже через много лет, когда доводится ехать вместе, мы, не сговариваясь, движемся организованно и четко.

[4] Шутка. Один из видов – гонки «нулей». Об этом см. ниже. Еще один вид – гонки «овощей». И последний – гонки «аборигенов», которые продолжаются по полгода после окончания ралли. Последние два вида неформальных гонок оставляют после себя больше всего разбитых автомашин.

[5] Да-да, особенно когда пьянствовали до часу ночи.

[6] «Перестановка»: перемещение судейского пункта в процессе работы. Обычно одна судейская бригада может отработать не один, а несколько СУ.

[7] «Распальцовка»: способ подачи стартовой команды – обратный отсчет вслух: «пять, четыре, три, два, один», сопровождаемый загибанием пальцев. По команде «Старт!» следует взмах руки.

[8] Очень распространено в Р3К.

[9] Отметку времени на всех судейских пунктах ведут по астрономическому времени.

[10] Бригада, обслуживавшая систему электронного старта и финиша и работавшая, в основном, на этапах чемпионата России.

[11] Это была часть охотничьего хозяйства Сергея Успенского.

[12] Очень правильная мера для воспитания судейских кадров. Но только если этим заниматься продуманно.

[13] Точность измерения расстояний в Р3К имеет решающее значение, поэтому и судейские пункты должны стоять математически точно.

[14] «Круговые»: гонщики в кольцевых автомотогонках, которых лидер обогнал на целый круг.

[15] Это для табуретки весом 100 кг! Скорость машин могла достигать 200 км/ч! Правда, на автодроме это неосуществимо.

[16] Каково же было мое удивление, когда недавно узнал, что они сами стали себя так называть!

[17] «Мальтийский крест»: слалом, схема которого напоминает мальтийский крест.

[18] Пара проходов – и колеса приходилось менять.

[19] Для Анны Мухиной автор сочинил «Нюшкину песню» на мотив «Нюркиной песни» Янки Дягилевой.

[20] Полина Мухина: прославленный штурман с 16-ти лет, позднее – мастер спорта.

[21] Павел Низкин: тогда – начинающий, а ныне – заслуженный раллийный фотограф.

[22] Маша Свешникова сих пор увлекается судейством ралли.

[23] В свое время завидовал Марине Поповой в том, что она работала на ралли «Новороссийск», а я нет.

[24] Маша Тарасова была моим штурманом на неудачном ралли «Московский Рубеж –  2005» и стойко переносила все тяготы и приключения той ночи, отказавшись уехать домой без своего пилота.

[25] А.Э. Ершов, руководитель гонок, назначал Волка и Альфу старшими судейских бригад за их опыт и ответственность.

[26] Всеволод Комаров и Андрей Плетенев не только опытнейшие «боевые» штурманы, но и довольно сильные пилоты.

[27] Ясный Сокол в последнее время больше работает механиком в кольцевых автогонках.

[28] Костя Будько трагически погиб 24 сентября 2005 года в результате несчастного случая, произошедшего в Новороссийске после завершения этапа чемпионата России по ралли.

[29] В 2009 году Юля Голубева активно помогала команде DriveTECH и была с нами на всех этапах Кубка Рено Логан.

[30] Ольга Дунаевская и сейчас успешно выступает в роли штурмана.

[31] Алексей Поярков – заядлый «джипер». Вместе со своими детьми увлечен внедорожными соревнованиями.

[32] Алла Захарина – тренер команды АСпорт. Занималась и с нашим экипажем в 2007–2008 годах.

[33] Андрей Росин: клубник, позже – муж Аллы Захариной. Именно у него был приобретен мой первый «каркашенный» автомобиль.

[34] Анита Яунсилс: опытнейший штурман в Р3К, а также организатор многих любительских соревнований. Шутит: «Вывожу кандидатов в мастера спора. Дорого».

[35] Евгений Литвиновский: организатор ралли в Бологом на протяжении долгого времени.

[36] Алексей Ершов: руководитель почти всех ралли в стране.

[37] И Гусев, и Куприянов, и Иванова, и Шитиков, и Медведев – из команды Ершова, работают с ним вместе много лет и проводят практически все гонки в стране, от «боевых» до любительских.



Tags: Мемуары, Ралли, Реклама
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author