Gregor (kpkc) wrote,
Gregor
kpkc

Category:

Сборник цитат для пишущих мемуары

   Однажды, когда Муми-тролль был совсем маленький, его папа в разгар лета, в самую жару, умудрился простудиться. Пить горячее молоко с луковым соком и сахаром он не захотел. Даже в постель не лег, а сидя в саду на качелях, без конца сморкался и говорил, что это от ужасных сигар. По всей лужайке были разбросаны папины носовые платки. Муми-мама собирала их в маленькую корзиночку.
   Когда насморк стал еще сильнее, папа перебрался на веранду и, устроившись в кресле-качалке, закутался в одеяло. Мама принесла ему большой стакан коктейля с ромом, но ром показался папе таким же невкусным, как и молоко с луком, и тогда, совсем отчаявшись, он поднялся в северную мансарду и лег там в кровать. Он никогда раньше не болел и теперь совсем упал духом.
   А когда заболело еще и горло, папа велел маме позвать Муми-тролля, Снусмумрика и Сниффа. Они обступили папину кровать, и Муми-папа обратился к ним с прощальной речью: пусть, мол, никогда не забывают, что на их долю выпало жить вместе с ним – настоящим искателем приключений. Под конец папа так охрип, что когда он попросил Сниффа принести трамвайчик из пенки, стоявший на комоде в гостиной, никто не мог понять, что с ним такое происходит.
   Все стали наперебой утешать папу, потом закутали его в одеяла и, разложив на тумбочке леденцы, аспирин и увлекательные книжки, вышли на солнышко.
   А папа посердился-посердился да и заснул. Когда, уже под вечер, он проснулся, горло болело чуточку меньше, но папа все еще был не в духе. Он позвонил в колокольчик, стоявший на прикроватной тумбочке, мама тут же поднялась в мансарду и спросила заботливо:
- Как ты себя чувствуешь?
- Скверно, - отвечал папа. - Но это не имеет значения. Сейчас гораздо важнее поговорить о моем пенковом трамвайчике.
- Это тот трамвайчик, который украшает нашу гостиную? - удивилась мама. - А что с ним такое?
Папа приподнялся и сел в кровати.
- Ты что, в самом деле не знаешь, чем был для меня в дни первой молодости этот трамвайчик?
- Наверное, ты выиграл его в лотерею или что-нибудь в этом роде, - предположила Муми-мама.
Папа чихнул и, покачав головой, со вздохом заметил:
- Я так и думал. А что, если бы нынче утром я умер от простуды?! Ведь никто из вас и понятия не имеет об истории этого трамвайчика, как, впрочем, и о многих других важных вещах. А я ведь рассказывал вам о своей молодости, но вы, конечно, все забыли.
- Может, какие-то мелкие подробности я и забыла, призналась мама. - Память-то постепенно слабеет... Хочешь есть? Сегодня на обед фруктовый суп и желе.
- Ужас, - мрачно изрек папа и, повернувшись к стене, сильно закашлялся.
Мама Муми-тролля поглядела на мужа и вдруг сказала:
- Знаешь, я сегодня убиралась на чердаке и нашла большую-большую тетрадь. Что, если тебе написать книгу о своей молодости?
Папа перестал кашлять.
- Пока ты простужен и не можешь выходить из дома... - продолжала мама. - Когда пишут о своей жизни, это, кажется, называется мемауры или что-то в этом роде?
- Не мемауры, а мемуары. - буркнул папа.
- А вечером ты бы читал нам вслух то, что написал за день, - продолжала уговаривать его мама. - Но можно и после завтрака или обеда.
- Так быстро книгу не напишешь, - проворчал папа и высунулся из-под одеяла. - Не думай, что это просто: взял и написал. Я не стану читать, пока не закончу всю главу. И сначала прочитаю только тебе, а потом уже всем остальным.
- Да, пожалуй, ты прав, - согласилась мама и полезла на чердак за тетрадью.
- Как папа? - спросил Муми-тролль.
- Получше, - улыбнулась мама. - А теперь, малыши, не шумите, потому что с сегодняшнего дня папа начинает писать мемуары.

/ Туве Янссон. "Мемуары папы Муми-тролля" (Пролог)

* * *

- Иван, - сказал Быков, - недублированный фазоциклер теряет настройку. Займись.
- Я, Алексей Петрович, займусь им, - сказал Иван. - Последние рейсы я только им и занимаюсь. Надо либо менять схему, либо ставить дублер.
- Схему надо менять, Алешенька, - сказал Михаил Антонович. – Устарело это все - и фазоциклеры, и вертикальная развертка, и телетакторы... Вот я помню, мы ходили к Урану на "Хиусе-8"... в две тысячи первом...
- Не в две тысячи первом, а в девяносто девятом, - сказал Юрковский, не отрываясь от отчета. - Мемуарщик...
- А по-моему... - сказал Михаил Антонович и задумался.
- Не слушай ты его, Михаил, - сказал Быков. - Какое кому дело, когда это было? Главное - кто ходил. На чем ходил. Как ходил.
Юра тихонько поерзал на стуле. Начинался традиционный утренний разговор. Бойцы вспоминали минувшие дни. Михаил Антонович, собираясь в отставку, писал мемуары.

...

На возвышении в двух шагах позади Юры сидел за пультом счетной машины Михаил Антонович и писал мемуары. Пот градом катился по его лицу. Юра уже знал, что писать мемуары Михаила Антоновича заставил архивный отдел международного управления космических сообщений. Михаил Антонович трудолюбиво царапал пером, возводил очи горе, что-то считал на пальцах и время от времени грустным голосом принимался петь веселые песни. Михаил Антонович был добряк, каких мало. В первый же день он подарил Юре плитку шоколада и попросил прочитать написанную часть мемуаров. Критику прямодушной молодости он воспринял крайне болезненно, но с тех пор стал считать Юру непререкаемым авторитетом в области мемуарной литературы.
- Вот послушай, Юрик, - вскричал он. - И ты, Ванюша, послушай.
Михаил Антонович откашлялся и стал читать:
- "С капитаном Степаном Афанасьевичем Варшавским я встретился впервые на солнечных и лазурных берегах Таити. Яркие звезды мерцали над бескрайним великим, или тихим, океаном. Он подошел ко мне и попросил закурить, сославшись на то, что забыл свою трубку в отеле. К сожалению, я не курил, но это не помешало нам разговориться и узнать друг о друге. Степан Афанасьевич произвел на меня самое благоприятное впечатление. Это оказался милейший, превосходнейший человек. Он был очень добр, умен, с широчайшим кругозором. Я поражался обширности его познаний. Ласковость, с которой он относился к людям, казалась мне иногда необыкновенной..."
- Ничего, - сказал Жилин, когда Михаил Антонович замолк и застенчиво на них посмотрел.
- Я здесь только попытался дать портрет этого превосходного человека, - сказал Михаил Антонович.
- Да, ничего, - повторил Жилин, внимательно наблюдая за экранами. - Как это у вас сказано: "Над солнечными и лазурными берегами мерцали яркие звезды". Очень свежо.
- Где? Где? - засуетился Михаил Антонович. - Ну, это просто описка, Ваня. Ну, не нужно так шутить.
Юра напряженно думал, к чему бы это прицепиться. Ему очень хотелось поддержать свое реноме.
- Вот я и раньше читал вашу рукопись, Михаил Антонович, - сказал он наконец. - Сейчас я не буду касаться литературной стороны дела. Но почему они у вас все такие милейшие и превосходнейшие? Нет, они действительно, наверное, хорошие люди, но у вас их совершенно нельзя отличить друг от друга.
- Что верно, то верно, - сказал Жилин. - Уж кого-кого, а капитана Варшавского я отличу от кого угодно. Как это он выражается? "Динозавры, прохвосты, тунеядцы несчастные".
- Нет, извини, Ванюша, - с достоинством сказал Михаил Антонович, - мне он ничего подобного не говорил. Вежливейший и культурнейший человек.
- Скажите, Михаил Антонович, - сказал Жилин, - а что будет написано про меня?
Михаил Антонович растерялся. Жилин отвернулся от приборов и с интересом на него смотрел.
- Я, Ванюша, не собирался... - Михаил Антонович вдруг оживился. - А ведь это мысль, мальчики! Правда, я напишу главу. Это будет заключительная глава. Я ее так и назову: "Мой последний рейс". Нет, "мой" - это как-то нескромно. Просто: "Последний рейс". И там я напишу, как мы сейчас все летим вместе, и Алеша, и Володя, и вы, мальчики. Да, это хорошая идея - "Последний рейс".
И Михаил Антонович снова обратился к мемуарам.

/ Аркадий и Борис Стругацкие. "Стажеры"
Tags: Писание мемуаров
Subscribe

  • Закрытие мотосезона-2021

    Осуществилась ещё одна мотомечта – участвовал в байкерском празднике и прохождении огромной мотоколонны на закрытии мотосезона-2021,…

  • Ралли-марафон "1000 Вёрст" осень 2021 на мотоцикле

    2 и 3 октября 2021 г. прошло "Самое протяжённое дорожное ралли России" – марафон "1000 Вёрст". Впервые участвовал в нём…

  • Мотоцикл: первый сезон

    Этот сезон нахожусь на удалённой работе, так что стараюсь потратить максимум свободного времени на "налёт часов" на мотоцикле, чтобы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments