Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Гонщик

Подарочное издание "Чёрная книга русского раллиста"

«ЧЕРНАЯ КНИГА» РУССКОГО РАЛЛИСТА»
Подарочное издание Черная книга русского раллиста
ISBN: 978-5-9903552-1-7
2012 год
Страниц: 288
Формат: 84x108/32 (130х205 мм)
Тираж: 1000 экз.
Твёрдый переплёт
Цветная вклейка 32 страницы.
Подарочное издание о современном российском ралли. Легким языком и в доступной манере автор рассказывает не только о том, что такое ралли вообще, но и о конкретных соревнованиях настоящего времени, о приключениях на гонках, смешных и забавных случаях, приводит фольклор и слэнг автогонщиков. Достоинством повествования является большое количество фактических данных об участии в ралли. Прекрасное оформление - глянцевая твердая обложка, плотная бумага, цветная вклейка - делают издание отличным подарком.
Отзывы:
«Нам, любителям автомобильного спорта, известно, что для популяризации нашего хобби не хватает информации - мало публикаций в прессе, радио и телевидении, не говоря уже о литературе. И вот на этом фоне произошел прорыв - книга Григория Медведева "Черная книга русского раллиста". Это повествование - руководство по первым шагам в любительский автоспорт, о том, как самому участвовать в гонках, о внутреннем мире автомобильного спорта. Если у вас есть друзья, которые мечтают "влиться" в автомобильный спорт, то эта книга станет для них ценным подарком. Прочитав книгу, возможно, кто-то из ваших друзей присоединится к вам и также заболеет страстью к автомобильным гонкам»
Алексей Меньшенин, редактор журнала "OFF-ROAD-DRIVE"

«Читается легко и быстро. Для меня, как участника части событий, было приятно вспомнить прошлое»
Василий Прутковский, генеральный директор ООО "АГА Рейсинг".


Купить у автора:
Телефон: +7-967-176-46-47
E-mail: medvedevgm@yandex.ru
Автограф в подарок!

Collapse )
Гонщик

"Черная книга" русского раллиста"

Вчера на книжной полке у людей, любящих и ценящих хорошую литературу, обнаружил "Черную книгу" русского раллиста" в компании Харуки Мураками (фото не удалось, было темно):

Если Вы задумываетесь, что подарить Вашему другу, родственнику или коллеге, подарите ему книгу. А "Черная книга" русского раллиста" обладает такими достоинствами подарка, как легкий язык, интересный рассказ, цветные фотографии, твердая обложка и хорошая бумага.
Гонщик

Новая коллекция "помоечных" книг

Книги, которые подобрал в прошлую субботу на помойке в Гольяново:
- Галина Винникова "Тургенев и Россия",
- С.М.Петров "Великий русский писатель И.С.Тургенев",
- В.Громов "Здравствуй, город Тургенева!",
- "Спасское-Лутовино" (к Тургеневу),
- Б.Кремнев "Бетховен",
- Корней Чуковский "О Чехове",
- "По Московской кругосветке" 1979 г.,
- В.Р.Рывкин "Валаам" (б-ка т/х Грибоедов),
- Путеводитель "Французская живопись 19 в",
- "Свет и тени российской короны" (Русская государственность в портретах и мнениях),
- "Покинутые города" 1963 г.,
- Сергей Бородин "Звёзды над Самаркандом" 1961 г.,
- Володарский, Высоцкий "Венские каникулы",
- Азимов "Основания" (тут переведено "Основатели"),
- Гарин-Михайловский "Гимназисты",
- "Учите детей отгадывать загадки" 1976 г.,
- Божья аптека - лечение простудно-вирусных заболеваний,
- Г.Хазанов "Кулинария",
- толстенный том "Книга для каждого дня и каждого дома" 1973 г.
Мемуары

Приложение к мемуарам "Дети на ралли"

Это рассказ будет таким же маленьким, как его герои. Сознавая, что тема детей в автоспорте абсолютно бесконечная, выбрал лишь несколько историй, наиболее мне близких.

Родная дочь Ксения впервые отправилась на ралли вместе с родителями в марте 2009 года. Чуть не написал «зимой», и это не стало бы ошибкой: мороз –10 градусов, метровые сугробы снега. Ей тогда был всего один год и восемь месяцев, и она очень ждала этой поездки. Но за несколько дней до этого заболела.
– Ко мне болезнь пришла?
– Да, Ксенечка.
– И я не поеду на ралли?! – в голосе Ксении было столько отчаяния...

Однако, сильная воля и жажда попасть на долгожданное ралли сделали своё. Ксения старательно лечилась, принимала микстуры и к назначенному дню совсем поправилась. А чудесная поездка довершила исцеление.

Ксения любит помогать. Но помогать механикам она любит в сто раз больше! Машинки? Эка невидаль! А вот Парк Сервиса – это да! Она помогала ставить шатры, готовить инструменты, встречать экипажи. Но настоящим восторгом для неё были гоночные колёса! Вид аккуратно сложенных в стопки шипастых шин вызывал у неё глубокое удовлетворение. А однажды, увидев механика с двумя колёсами в руках, она кинулась к ним, как все дети кидаются к игрушкам – бегом, с криками, не разбирая дороги. Нести колесо она, конечно же, не могла, но катить его по земле (с помощью взрослых) – чудесное занятие!

С тех пор в её лексиконе прочно закрепились раллийные словечки. За всех гонщиков поимённо, а также за ралли, за автоспорт и за гоночные машинки съедена не одна ложка каши.

Ничего удивительного, что дети, наблюдательные и восприимчивые по натуре, легко впитывают мир автоспорта, перенимая увлечённость родителей. Один из сыновей Алекса Кузьмича, которому ещё не было и двух лет, четыре часа провёл один на трибунах автодрома, пока его папа руководил гонкой в поле. Дочка Аллы Захариной не ездила с мамой на ралли ретро-автомобилей, только когда они обе лежали в роддоме. Ксения с шестимесячного возраста слушает рассказы о ралли, играет с экипировкой, ездит с родителями в боксы, на тренировки, на гонки и на съёмки. Фотография Ксении за рулём гоночной машины и в папином шлеме стала финалистом фотоконкурса RallyRUS в 2009 году.
Гонщик

Что такое ралли и как с этим бороться?

Вчера принёс жене черновик первой главы "мемуаров" - почитать, может где-то что-то поправить. Наталия усердно всё прочитала, много исправляла зелёной ручкой, кое-где хихикала. А потом началось...

Слово за слово, коснулись Наташиных воспоминаний о раллях. Не нужно было этого делать! Тихая, скромная, маленькая женщина в мгновение ока превратилась в мистера Хайда преобразилась: глаза засверкали неземным пламенем, руки стали размахивать по всей комнате, на лице забушевали эмоции. Да-да, именно так раллисты рассказывают о своих приключениях на гонках! Мало того, что они это делают выразительно - ведь надо изобразить в лицах всех персонажей, включая самого себя! Мало ли, что "тогда" было страшно или тяжело - это же так весело! Ведь ещё воспоминания цепляются одно за другое - "а помнишь!", "а помнишь!" Потом эти воспоминания цепляют всех, кто поблизости - "а помнишь, как мы с тобой!" А потом - и друзей, и знакомых, и случайных встречных - "а помнишь, как мы с тобой, а там эти!". Волна ширится и набирает мощь, как цепная ядерная реакция, и остановить её так же невозможно :)

В общем, мы оба, как сумасшедшие, размахивали руками и заменяли собой по коллективу среднего мьюзикла каждый почти до полуночи, когда поток нейтронов стал иссякать почувствовали, что больше не можем, сейчас упадём и уснём. Наверно, только это и может остановить водопад всамделишных раллийных историй :)
Гонщик

Мемуары: пишу...

Несмотря на то, что многие главы уже написаны, некоторые приходится создавать заново. Это те, где не сохранились отчёты и старые записи. Чтобы не записывать всё, что помнишь, и не выйти за объёмы Большой Советской Энциклопедии, приходится тщательно отбирать воспоминания. Событий хватит не на одну книгу, особенно если вспоминать в тёплой компании. А если никто не придёт в гости, то буду писать как Даррелл - про тех же героев, но другие анекдоты.

Также работаю над формой изложения, чтобы не совсем уж скучно. Есть пара заимствованных идей на этот счёт, придумываются разные названия, перетасовываются куски текста. В конце концов, наверно, получится что-то совсем другое, а через год и это всё в корне поменяю. Вот достоинство электронных книг.

Бывает, что люди, работающие над творческим чем-то, фильмом например, должны регулярно публиковать рассказы о своей работе, черновые материалы - "backstage". Я бы на такие условия не подписался. Рассказ о рассказе - это отдельная большая работа, и если ты не огромный творческий коллектив, то две задачи одновременно не потянуть. Вот о чём, например, я тут пишу?.. Да-да.
Мемуары

Сборник цитат для пишущих мемуары

   Однажды, когда Муми-тролль был совсем маленький, его папа в разгар лета, в самую жару, умудрился простудиться. Пить горячее молоко с луковым соком и сахаром он не захотел. Даже в постель не лег, а сидя в саду на качелях, без конца сморкался и говорил, что это от ужасных сигар. По всей лужайке были разбросаны папины носовые платки. Муми-мама собирала их в маленькую корзиночку.
   Когда насморк стал еще сильнее, папа перебрался на веранду и, устроившись в кресле-качалке, закутался в одеяло. Мама принесла ему большой стакан коктейля с ромом, но ром показался папе таким же невкусным, как и молоко с луком, и тогда, совсем отчаявшись, он поднялся в северную мансарду и лег там в кровать. Он никогда раньше не болел и теперь совсем упал духом.
   А когда заболело еще и горло, папа велел маме позвать Муми-тролля, Снусмумрика и Сниффа. Они обступили папину кровать, и Муми-папа обратился к ним с прощальной речью: пусть, мол, никогда не забывают, что на их долю выпало жить вместе с ним – настоящим искателем приключений. Под конец папа так охрип, что когда он попросил Сниффа принести трамвайчик из пенки, стоявший на комоде в гостиной, никто не мог понять, что с ним такое происходит.
   Все стали наперебой утешать папу, потом закутали его в одеяла и, разложив на тумбочке леденцы, аспирин и увлекательные книжки, вышли на солнышко.
   А папа посердился-посердился да и заснул. Когда, уже под вечер, он проснулся, горло болело чуточку меньше, но папа все еще был не в духе. Он позвонил в колокольчик, стоявший на прикроватной тумбочке, мама тут же поднялась в мансарду и спросила заботливо:
- Как ты себя чувствуешь?
- Скверно, - отвечал папа. - Но это не имеет значения. Сейчас гораздо важнее поговорить о моем пенковом трамвайчике.
- Это тот трамвайчик, который украшает нашу гостиную? - удивилась мама. - А что с ним такое?
Папа приподнялся и сел в кровати.
- Ты что, в самом деле не знаешь, чем был для меня в дни первой молодости этот трамвайчик?
- Наверное, ты выиграл его в лотерею или что-нибудь в этом роде, - предположила Муми-мама.
Папа чихнул и, покачав головой, со вздохом заметил:
- Я так и думал. А что, если бы нынче утром я умер от простуды?! Ведь никто из вас и понятия не имеет об истории этого трамвайчика, как, впрочем, и о многих других важных вещах. А я ведь рассказывал вам о своей молодости, но вы, конечно, все забыли.
- Может, какие-то мелкие подробности я и забыла, призналась мама. - Память-то постепенно слабеет... Хочешь есть? Сегодня на обед фруктовый суп и желе.
- Ужас, - мрачно изрек папа и, повернувшись к стене, сильно закашлялся.
Мама Муми-тролля поглядела на мужа и вдруг сказала:
- Знаешь, я сегодня убиралась на чердаке и нашла большую-большую тетрадь. Что, если тебе написать книгу о своей молодости?
Папа перестал кашлять.
- Пока ты простужен и не можешь выходить из дома... - продолжала мама. - Когда пишут о своей жизни, это, кажется, называется мемауры или что-то в этом роде?
- Не мемауры, а мемуары. - буркнул папа.
- А вечером ты бы читал нам вслух то, что написал за день, - продолжала уговаривать его мама. - Но можно и после завтрака или обеда.
- Так быстро книгу не напишешь, - проворчал папа и высунулся из-под одеяла. - Не думай, что это просто: взял и написал. Я не стану читать, пока не закончу всю главу. И сначала прочитаю только тебе, а потом уже всем остальным.
- Да, пожалуй, ты прав, - согласилась мама и полезла на чердак за тетрадью.
- Как папа? - спросил Муми-тролль.
- Получше, - улыбнулась мама. - А теперь, малыши, не шумите, потому что с сегодняшнего дня папа начинает писать мемуары.

/ Туве Янссон. "Мемуары папы Муми-тролля" (Пролог)

* * *

- Иван, - сказал Быков, - недублированный фазоциклер теряет настройку. Займись.
- Я, Алексей Петрович, займусь им, - сказал Иван. - Последние рейсы я только им и занимаюсь. Надо либо менять схему, либо ставить дублер.
- Схему надо менять, Алешенька, - сказал Михаил Антонович. – Устарело это все - и фазоциклеры, и вертикальная развертка, и телетакторы... Вот я помню, мы ходили к Урану на "Хиусе-8"... в две тысячи первом...
- Не в две тысячи первом, а в девяносто девятом, - сказал Юрковский, не отрываясь от отчета. - Мемуарщик...
- А по-моему... - сказал Михаил Антонович и задумался.
- Не слушай ты его, Михаил, - сказал Быков. - Какое кому дело, когда это было? Главное - кто ходил. На чем ходил. Как ходил.
Юра тихонько поерзал на стуле. Начинался традиционный утренний разговор. Бойцы вспоминали минувшие дни. Михаил Антонович, собираясь в отставку, писал мемуары.

...

На возвышении в двух шагах позади Юры сидел за пультом счетной машины Михаил Антонович и писал мемуары. Пот градом катился по его лицу. Юра уже знал, что писать мемуары Михаила Антоновича заставил архивный отдел международного управления космических сообщений. Михаил Антонович трудолюбиво царапал пером, возводил очи горе, что-то считал на пальцах и время от времени грустным голосом принимался петь веселые песни. Михаил Антонович был добряк, каких мало. В первый же день он подарил Юре плитку шоколада и попросил прочитать написанную часть мемуаров. Критику прямодушной молодости он воспринял крайне болезненно, но с тех пор стал считать Юру непререкаемым авторитетом в области мемуарной литературы.
- Вот послушай, Юрик, - вскричал он. - И ты, Ванюша, послушай.
Михаил Антонович откашлялся и стал читать:
- "С капитаном Степаном Афанасьевичем Варшавским я встретился впервые на солнечных и лазурных берегах Таити. Яркие звезды мерцали над бескрайним великим, или тихим, океаном. Он подошел ко мне и попросил закурить, сославшись на то, что забыл свою трубку в отеле. К сожалению, я не курил, но это не помешало нам разговориться и узнать друг о друге. Степан Афанасьевич произвел на меня самое благоприятное впечатление. Это оказался милейший, превосходнейший человек. Он был очень добр, умен, с широчайшим кругозором. Я поражался обширности его познаний. Ласковость, с которой он относился к людям, казалась мне иногда необыкновенной..."
- Ничего, - сказал Жилин, когда Михаил Антонович замолк и застенчиво на них посмотрел.
- Я здесь только попытался дать портрет этого превосходного человека, - сказал Михаил Антонович.
- Да, ничего, - повторил Жилин, внимательно наблюдая за экранами. - Как это у вас сказано: "Над солнечными и лазурными берегами мерцали яркие звезды". Очень свежо.
- Где? Где? - засуетился Михаил Антонович. - Ну, это просто описка, Ваня. Ну, не нужно так шутить.
Юра напряженно думал, к чему бы это прицепиться. Ему очень хотелось поддержать свое реноме.
- Вот я и раньше читал вашу рукопись, Михаил Антонович, - сказал он наконец. - Сейчас я не буду касаться литературной стороны дела. Но почему они у вас все такие милейшие и превосходнейшие? Нет, они действительно, наверное, хорошие люди, но у вас их совершенно нельзя отличить друг от друга.
- Что верно, то верно, - сказал Жилин. - Уж кого-кого, а капитана Варшавского я отличу от кого угодно. Как это он выражается? "Динозавры, прохвосты, тунеядцы несчастные".
- Нет, извини, Ванюша, - с достоинством сказал Михаил Антонович, - мне он ничего подобного не говорил. Вежливейший и культурнейший человек.
- Скажите, Михаил Антонович, - сказал Жилин, - а что будет написано про меня?
Михаил Антонович растерялся. Жилин отвернулся от приборов и с интересом на него смотрел.
- Я, Ванюша, не собирался... - Михаил Антонович вдруг оживился. - А ведь это мысль, мальчики! Правда, я напишу главу. Это будет заключительная глава. Я ее так и назову: "Мой последний рейс". Нет, "мой" - это как-то нескромно. Просто: "Последний рейс". И там я напишу, как мы сейчас все летим вместе, и Алеша, и Володя, и вы, мальчики. Да, это хорошая идея - "Последний рейс".
И Михаил Антонович снова обратился к мемуарам.

/ Аркадий и Борис Стругацкие. "Стажеры"
Гонщик

Аннозачатьевская церковь в Чехове 19.04.2009 г. (на Пасху)


Аннозачатьевская церковь ночью 18.10.2008 г.

Аннозачатьевская церковь днём 19.04.2009 г.

Правильное название: Церковь Анны праведной Зачатия в Лопасне (старинное название города Чехов). Анна - мать Пресвятой Девы Марии, матери Иисуса Христа.

Первый раз мы посетили этот храм ночью 18.10.2008 г. Отчёт об этой поездке см. в этом журнале. И теперь снова приехали к этой церкви на Пасху 19 апреля 2009 года, ровно через пол-года после первого визита. Так же, как в прошлый раз, мы обошли и сфотографировали церковь, которая состоит как бы из двух частей - храма и колокольни, оформленных и окрашенных по-разному; сфотографировали семейное кладбище, спустились к святому источнику. В нашем фотоотчёте почти не будет текста, зато будет сравнение фотоснимков, сделанных тёмной осенью и светлой весной.



Collapse )